?

Log in

No account? Create an account
Медвед [userpic]

Касательно творчиздва

Декабрь, 7, 2010 (01:06)
Место дислокации: Default City
Строевая песня: Джем - "Разлом"

Это старые куски, из Книги Оберста. Сейчас Книга Ишима попёрла, но пока мало и сыро, ещё работать надо.

Вообще-то за такие фокусы положено сотрудника вышвырнуть. – это если служба безопасности унюхает. Нет, конечно, каждый знает причину, но одно дело – знать теоретически и совсем другое – ощущать на себе. Почувствуйте, так сказать, разницу. Олечка, очаровательное создание из машбюро проговорилась знакомому из службы энергообеспечения, а тот по старому знакомству шепнул Оберсту. И как теперь, спрашивается, выходить на маршрут, зная, что выход твой – последний. Не «оконечный», не «крайний», а – последний. Ибо заказан Оберсту путь как в аналитики, так и в обеспечение, с верхушкой этих служб он давно на ножах. Уваров взял бы – но что делать специалисту по энергетическим методам взаимодействия в силовых командах? А своих инструкторов и так сверх штата, тут даже Шмидт своим весом не продавит. У силовиков, говорят, лучше – ну так у силовиков Уваров старшим инструктором… Положим, Шмидт взял бы в инструкторы с радостью, да вот незадача – характер у Оберста, с точки зрения высокого начальства, слишком скверный. Никакого почтения к авторитетам и нездоровая страсть высказывать правду в глаза. Настоящий полковник, как в команде прозвали.
Нет больше команды – не прошла очередной плановый контроль. Кого на переподготовку, кого на реабилитацию, а Оберста поначалу водить стажёров поставили, а теперь, выходит, на списание. Если, конечно, Олечка ничего не напутала… м-мда. Надежда, герр Оберст, умирает последней. Готовьтесь к блокировке энергетики и долгой-счастливой жизни в обычном мире, почти обычным человеком. Все бы хорошо – но долго бывшие оперативники Конторы в реальном мире, случалось, и жили, а вот счастливо не получалось пока ни у кого. Силовикам, опять же, проще.
Оберст кинул взгляд на часы – внутренний хронометр не подвёл, пора на инструктаж. Ох, чует боевая жопа – препоганейшее задание подсунут, не жалко ведь отработанный материал. Переговорник еще нудит своим зуммером…
- Слушаю.
- Ты загляни на минутку после инструктажа, – не по попросил, не то приказал динамик голосом Сусекина.
- Яволь, мой фюрер, – пробурчал Оберст, хотя его уже никто не слышал.
Вскочил с коврика, коротко размялся и оделся – гадая, зачем это он мог понадобиться первому заму старшего инструктора энергетических команд, да еще и перед самым выходом. «Чует моя жопа – жопа», – невесело скаламбурил Оберст, выходя в коридор общежития оперативников. Впрочем, как говорил Сталкер – доброго места ему в Поле – «если жопа стряслась, устроим ей песца». Терять уже и так нечего, дальше Грани не пошлют, а спишут на Землю – так хоть дверью хлопнуть.

– … встречаете там группу Добрынича, принимаете у них контейнер и возвращаетесь через А-4. Задача жрицы – обеспечение стабильности артефакта во внутренних мирах. Задача мага – обеспечение безопасности стажёра и контейнера, особенно в мирах группы B. Выходить будете через А-3, соответственно, портал провесят с 22:18 по 22:24 оперативного, ждать вас будем начиная с шестого дня каждый день в 6:17 и 17:33 местного. Вопросы? Успехов.
Вопросы на общем инструктаже не задают. Не принято. Если после беседы со своим инструктором остаются вопросы – значит, либо инструктор не справляется с работой, либо оперативнику надо на курсы доподготовки. Общий инструктаж – он что-то вроде ритуала.
Ещё не принято обсуждать задание в группе перед самым выходом. Все равно в А-мире будет достаточно времени, пока портал успокоится и перенастроиться на внутренний мир, подслушивающих устройств там нет в принципе – это B-миры технологически развиты и изуродованы похлеще родной Земли, ну а любая попытка «магического» воздействия вблизи рабочего портала заведомо обречена на неудачу. Такая вот у портала энергетика. Потому и обсуждают группы задание, уже как бы выйдя на маршрут. Незачем друзьям-особистам лишней пищи для измышлений всяческих подкидывать.
У слаженных команд и вопросов-то немного. Другое дело – стажёр. Стажёров поначалу пускают в паре-тройке с опытными проводниками, и задание такое дают, чтобы стажёр лучше себя узнал, свои возможности. Тут сколько вопросов не задавай, а пока сам на маршруте не почувствуешь особенности своей надстройки – без толку. Сходишь на маршрут несколько раз, в себе разберёшься, в тебе Контора разберётся получше – тогда милости просим в команду. И стажировка уже командная пойдёт.
И с теперешней подопечной – неясностей не предвидится. Жрица, то бишь стихийный энергетик – для работы в низших мирах милое дело, да и в высших иногда бывает необходим неординарный подход. Задачи жрицы типичны, следить, чтобы беспокойные артефакты при транспортировке через чужие миры как можно меньше с этими самыми мирами взаимодействовали. И вес небольшой – как ты не пытайся, портал чуть больше центнера может себя пропустить, волонтёры мощной комплекции несут с собой одежду и минимум снаряжения. Силовики особенно… так, стоп, опять мысли не туда сворачивают. Наловчились бы научники прямо в нужный мир портал открывать да ограничение по весу обходить – насколько удобнее было бы. Пока приходится пользоваться порталами естественными, и волонтёры жёстко ограничены в выборе маршрута. Некоторые миры несколько входов-выходов имеют, некоторые по одному. Иногда приходится чуть ли не с одного конца материка на другой топать. Тут проводники и нужны.
- А можно Вас спросить?
- Тебя. Нам одним маршрутом идти, так что давай сразу на «ты». Я, как ты уже знаешь, Оберст. Волонтёр-проводник сейчас. Тебя, я понял, Галкой зовут.
- Ага. Я и реально Галя.
- Галка. Попадешь в группу – там уж как хотите, друг друга называйте, а сейчас ты - волонтёр-стажёр Галка.
- Ну… ясно. А спросить можно?
- Не спеши. Будем с Альмы портала ждать, успеем наговориться. К выходу готова?
- Почти.
- «Почти» остался жив. Не готова, значит. У тебя есть час, получай снаряжение, приводи себя в порядок и подходи на отправку. Знаешь, куда?
- Яволь, герр оберст! – кандидатка в жрицы изобразила воинское приветствие, резво повернулась, плеснув волной пронзительно-черных волос, и умчалась приводить себя в порядок.
- И ты туда же, – больше для порядку проворчал вслед ей маг, направляясь к кабинету Сусекина.

- Входи, Семёнов, – первый зам старшего всегда обращался к волонтёрам по фамилии. Сказывалась, видать, какая-то прошлая «ответственная» работа. – Познакомился с подопечной?
- Стажёр как стажёр, обычная жрица… три пуда наивности и карие глаза. Опять какое-нибудь Божественное Око потащим от Грани до Грани, пусть опыта набирается.
- Ну да, пусть… Эт-то хорошо, что задание простое, хорошо. Я, вообще-то, тебя за другим вызвал.
«Неужели знает, что я знаю?» – напрягся Оберст, – «а может, сейчас и устроят - блокировку? Вытащили на инструктаж, чтобы расслабился, стажёрку подсунули, задание простое… Неужели вляпался-таки?»
- Доклад-то твой… о возможности полевой коррекции волонтёра – весь отдел прикладных исследований на уши тогда поставил.
- Было дело.
- «Было дело!» - передразнил Сусекин. – Группу-то твою, между прочим, тогда из-за него и распустили. Проверять стали, не опробовал ли ты на ком из них уже свою… методику. И на стажёров потому-то тебя и поставили, их контролировать легче, да и ты при деле... при особом отделе.
Оберст скрипнул зубами. Картина выходила препоганейшая, хотя и не слишком неожиданная. В докладе он указывал на теоретическую возможность достаточно сильному магу в высокоэнергетичном мире слегка подправить надстройку силовика или стихиалия. Маг, правда, должен быть очень сильным, мир – одним из высших, коррекцию можно было провести разве что на уровне нюансов, да и риск фатально сломать энергетику волонтёра был высок. Все равно, что на катере в шторм сделать, скажем, пересадку почки. Но заманчиво-то как! Собрать бы группу да поэкспериментировать – найдутся добровольцы, обязательно.
- Валерий Степанович, вы же наверняка его читали, - Оберст уже взял себя в руки, - моих возможностей даже пробовать там едва хватит. Что силы маловато, что в мир достаточно высокий мне не пройти. И потом, зачем? Надстройка вещь тонкая, что-то серьёзно поменять, зомби, к примеру, сделать просто нереально.
- Ну, ты не прибедняйся, волонтёр, не прибедняйся-то, тебе полдюжины артефактов нужных подобрать, ты без порталов из мира в мир скакать будешь, и любой энергетик твоей категории тоже. А что до изменений настройки, так у них кумулятивный эффект проявляется, по расчётам-то. Ты, небось, дальше-то и не считал? А научники, видишь, посчитали.
- Валерий Степанович, а зачем Вы мне это рассказываете? Доклад обратно я вернуть не могу, группу свою тоже. А на стажёрах эксперименты ставить – белыми нитками шито, как Вы сами заметили. Моё дело теперь – сторона.
- А вот подумай, Семёнов, какое твое дело, подумай. Голова-то вроде как есть, вон, до чего додумалась. Ту же историю с Ишимом взять — сработало ведь? Глупостей только делать не надо.
- Есть не делать глупостей. Разрешите идти.
- Иди, иди. Вернешься – ко мне сразу, меня не будет – прямо к шефу.

Оберст еще успел переодеться, получить у Захарыча стандартный набор всяческих амулетов, зашел за «личным оружием» - настроенными под него «щитом» и «посохом». Кто-то из магов предпочитал «волшебные палочки», кто-то – всяческие кристаллы и талисманы, кто-то вообще предпочитал работать без посторонних средств. Что до Оберста, то посох он любил за возможность отбиваться им как обычным оружием, не воздействуя на энергетику. Пару раз эта возможность очень пригодилась в низших мирах.
Свободного времени перед выходом практически не оставалось, все эти подготовительные мелочи не давали спокойно обдумать разговор с Сусекиным. Через голову шефа действовать не хотелось, но, похоже, вести проект ему теперь не дадут. Выходить наверх – с чем? Доклад уже и так наверху, других аргументов пока нет и взять неоткуда. Хотя... шторами не вытираться? Спасибо за идею, Валерий Степанович. Вопрос только возникает – а Ваш-то интерес в чем?

- Ой, а «Бэ»-миры я плохо очень переношу. У меня от всей этой техники энергетическое истощение быстро наступает. Голова кружится, сознание теряю. Тебе же должны были мою карту показать.
- Должны не обязаны. – Оберст подкинул в костёр хвороста. – И как ты с такой надстройкой в реале живёшь?
- В реале я Галя, тебя я не знаю, а мама мне запретила с незнакомыми дядями разговаривать, - девушка картинно задрала носик. Оберст секунд пять смотрел на нее, а затем откровенно расхохотался. Будущая жрица тут же присоединилась к его смеху.
- Семёнов Лев Эдуардович, русский, беспартийный, - через смех отрекомендовался Оберст. С этой стажёркой было совершенно невозможно сохранять суровую серьёзную мину. – Но на маршруте я для тебя по-прежнему Оберст, а ты Галка. Это не прихоть, просто удобнее, сама увидишь.
- А ты правда полковником был?
- Неужели я таким старым выгляжу? Всего лишь страшным лейтенантом. Просто у старлея три маленькие звёздочки на погонах, а у полковника три большие, вот и ходит присказка «старший лейтенант – это маленький полковник».
- Кляйне оберст?
- Вот вредная... если по-немецки, то подполковника там называют оберст-лёйтнант.
- И откуда только ты это все знаешь...
- Книжки умные читал. Ты от вопроса не уходи.
- Я же говорю, в реале я Галя, - Галка плотнее закуталась в мягкий серый плащ. – В реальности все по-другому, там я даже люблю с техникой возиться. Представляешь, год пыталась научиться на компьютере работать, не всякие там документы делать, а систему, например, твикнуть, конфиги подправить. А после надстройки все как само собой пошло. С машиной тоже... Интересно, это у всех так?
- Не совсем так, но у всех. Вам на подготовке пока не объясняют, - «и правильно делают», - подумал Оберст, - «не каждому это объяснить можно и нужно. Волонтёр должен быть уверен, что все его возможности идут от него самого, верить в первую очередь себе и в себя. Потом, после нескольких успешных выходов кто-нибудь из старших волонтёров расскажет про остаточность, да и про многое другое».
- Называется это явление «остаточность». Умное название длиннее, да и не нужно тебе оно. Если коротко: твою энергетику перенастраивают, усиливая некоторые естественные возможности и оптимизируя modus operandi под твой рабочий профиль. Но, как учил Михайло Васильевич Ломоносов, если в одном месте чего прибудет, в другом обязательно убавится. Насколько сильнее возможности у тебя проявляются, настолько слабее становится желание ими пользоваться больше необходимого для выполнения заданий. Потому у стихийных волонтёров, например, в реале просыпаются способности ко всяким техническим штукам, воин, скажем, будет стараться уходить от любых конфликтов и драк, а Шпион превратится в безудержное трепло.
- А Священник будет сатанистом или атеистом?
- Ни тем, ни другим, скорее всего. И сатанизм, и атеизм практически те же религии. Раздолбаем будет твой Священник или хулиганом. Панком, кстати, тоже может быть.
- Нету у меня никакого Священника, - возмутилась Галка, - я так, просто спросила!
- Нету так нету, мне-то что... – Оберст пошевелил палкой в костре, и тот снова весело затрещал, отразившись блеском в амулетах под плащом мага, перстнях и браслете на вытянутой руке. – Лучше скажи, стажёр, как ты груз собираешься нести через B-9?
- «Гена, давай я понесу чемоданы, а ты понесёшь меня», - Галка беззаботно рассмеялась. – Там идти сорок километров всего по прямой. И как раз лесом. Если груз нести не буду, услежу за ним вполне.
- Надо понимать так, что нести груз придётся мне?
- Не волнуйся, зато в других мирах отдохнём. У меня знаешь, какие в магических мирах показатели? Я, наверно, даже в Третте сейчас работать смогла бы, не пускают только пока.
- Правильно делают, я тебе скажу. Тебя вообще в населённые миры выпускать нельзя.
- Ну да, давай теперь говорить, мол, зелёная совсем, наивная.
- Просто из-за тебя все местные женихи передерутся, а невесты за это с потрохами сгрызут.
- Полковник, ну как Вам не стыдно! Пользуетесь служебным положением, чтобы соблазнить бедную девушку!
- Наша задача из девушек-студенток сделать женщин-офицеров!
- Фу. Я сейчас покраснею.
- Не успеешь. Хватай мешки, вокзал отходит. Портал нам готов. Быстро что-то они сегодня…
- Оберст!
- Да?
- А как у тебя остаточность эта проявляется? Какой ты в реальности становишься?
- Я в реале маленький такой серый незаметный бегемотик. Не признаю никаких украшений, из одежды предпочитаю серый камуфляж и аккуратно по утрам застилаю кровать серым солдатским одеялом. Все, нет времени больше на вопросы, выходим.
- Если вернёмся – поговорим потом?
- Запомни, стажёр: не «если», а «когда». Так и не иначе. Конечно, поговорим, Галя.